Меню

"На них поставили крест". Царьград рассказал о семье священника Феодосия Амбарцумова

От них при рождении отказались даже родители. Они были никому не нужны, а воспитатели давно поставили на них крест. Но им дали надежду – и они изменились. Царьград рассказал, как Председатель Правления БФ "Православная Детская миссия" священник Феодосий Амбарцумов усыновил восемь детей-инвалидов и создал общину приёмных семей.

"Эту уж точно никто и никогда не заберёт!" – сказали Феодосию Амбарцумову в интернате для слабовидящих детей. Семилетняя Аня и правда была ребёнком, мягко говоря, сложным. Непредсказуемая, агрессивная, толком не умеющая разговаривать, она с лёгкостью могла наброситься на человека, если ей что-то не понравилось, – кусалась, дёргала за волосы, плевала в лицо. Первое, что она сделала, увидев Феодосия, – изо всех сил дёрнула его за бороду. Однако это не остановило будущего священника. Он твёрдо решил забрать "ненужного" ребёнка.

На тот момент Феодосий был преподавателем в духовной академии. В детские дома он стал ходить со своими друзьями и учениками, впоследствии – волонтёрами благотворительного фонда "Православная детская миссия им. преподобного Серафима Вырицкого". Первоначальной задачей было воцерковление и религиозное просвещение детей, но маленькая Аня кардинально изменила жизнь Феодосия.

"Аня действительно была тяжелёньким таким инвалидиком, не говорила ничего – только "да", "нет" и какие-то ещё обрывки слов. Маленькая, худенькая – и очень агрессивная", – рассказал Царьграду отец Феодосий.

Молодой волонтёр стал навещать девочку в интернате. Однажды взял её к старцу Иоанну (Миронову) на службу в храм – Аня вопила и вырывалась из рук, а напоследок с какой-то неестественной силой дернула старца за бороду. Феодосий было стал извиняться, но мудрый батюшка сказал ему: "Самая лучшая девочка будет!"

История у Ани Яковлевой, как и у большинства русских сирот, тяжела и печальна.

"На второй день после её рождения мать отказалась от Ани, – рассказывает отец Феодосий. – Стандартная форма – "просьба поддержать ребёнка в связи с тяжёлым материальным положением семьи". С тех пор как она подписала эту бумагу, мама Анечки ни разу не позвонила, не написала, не поинтересовалась жизнью девочки. Её лишили родительских прав заочно. Мы пытались найти её по адресам из личного дела. И только на одном нам сказали, что она жила с сожителем, три года назад сожгла квартиру и исчезла в неизвестном направлении".

Однажды девочку из интерната отправили в психиатрическую больницу. По словам отца Феодосия, это были три самых мучительных месяца её жизни – в узких стенах больничной палаты, среди воплей и стонов пациентов, без внимания и любви. Аня вышла оттуда ещё более агрессивной и психически неуравновешенной, как будто во всём поведении её произошёл сбой.

"В первые дни после больницы было такое: она сядет кушать, пару кусочков съест, тут же вскакивает и бежит к дивану – спать. Только прилегла, пять минут полежала – и опять бежит что-то делать. Поведение было как будто выбито из колеи", – рассказал отец Феодосий.

Тогда они вместе со своей женой Надеждой оформили опекунство и прямо из больницы взяли Анечку в семью.

Постепенно малышка подобрела, успокоилась, стала просить водить её в храм.

"Что произошло с ней – это, конечно, преображение. Она сейчас может говорить, и её можно при этом понять, учится в школе в особом классе, помогает по дому – может посуду помыть, стол накрыть, сходить в магазин", – рассказал отец Феодосий.

Кроме того, что особо подчеркнул батюшка, она занялась иконописью. И когда кто-то смотрит на написанные девочкой иконы, люди не верят, что такое мог сотворить ребёнок-инвалид. В ней раскрылся настоящий талант.

Вот уже 9 лет прошло с тех пор, как Аню удочерили. С тех пор у отца Феодосия и матушки Надежды появилось ещё семь приёмных детей.

От одной усыновлённой девочки – к православной семье-общине

Когда любовь переполняет сердце, хочется объять ею всех, кто особенно остро нуждается в ней, кого больше любить некому. Поэтому отец Феодосий вынашивал в голове планы создания православного приюта для детей из детдомов. Вот только где взять деньги?

Как-то раз в "Православную детскую миссию" обратился питерский бизнесмен Андрей Гришин, искавший духовных наставников. Он стал помогать фонду, вместе с волонтёрами посещать детские дома. А однажды купил участок в Вырице недалеко от местного Казанского храма и построил там огромный деревянный дом в три этажа. Волонтёры и прихожане, знакомые с Андреем, думали, что он возводит для себя дачу. Но бизнесмен взял и подарил этот дом фонду.

И теперь здесь, в окружении живописных сосен, располагается Центр приёмных семей под названием "Умиление". Под его крышей живут сразу несколько семей, созданных волонтёрами, усыновившими детей с особенностями развития. Так уж случилось, что именно от таких чаще всего отказываются родители, да и в новые семьи из детдомов и интернатов их берут неохотно. И даже тех, кого берут, вскоре отдают обратно. Каждое такое "предательство" детей очень сильно травмирует.

"Есть у нас мальчик, Денис. Сейчас ему 16 лет. До того как мы его взяли, его никто не хотел забирать, и он "путешествовал" по семьям. Четыре гостевых семьи сменил – это семьи, куда его брали на выходные или на каникулы, а потом отдавали обратно. Он уже начинал терять адекватность, потому что это очень тяжело, когда ты надеешься, что нашел семью, а тебя – бах! – и обратно. Одна женщина даже просила благословения забрать мальчика, но через два месяца всё равно вернула его обратно", – рассказал отец Феодосий.

На вопрос, что же не так было с мальчонкой, батюшка разводит руками: "Психиатрия! Мог лаять, как собака, мяукать, как кошка, агрессивным мог быть. И все пугались". Теперь, когда его окончательно забрали в семью, Денис успокоился. Он освоил церковное чтение, прислуживает в храме.

С ребятами в Центре "Умиление" занимаются учителя и физиотерапевты, они ходят в храм, общаются в православной среде. Такое "духовное окормление", как говорит батюшка Феодосий, когда священники не просто раз в неделю видят ребёнка на исповеди, а приходят постоянно, даже чтобы просто пообщаться с детьми, уделить каждому внимание, является важнейшей миссией центра:

"Через некоторое время в ком-то из наших детей вера, христианство приживаются в сердце. И куда бы жизнь их потом ни занесла, они в любом случае останутся верующими".

"У нас нет иллюзий, что дети будут радовать хорошим поведением"

Некоторые дети до приёма в большую общину-семью были очень тяжёлыми. Они не то что ходить – даже сидеть самостоятельно не могли. Но в окружении друзей, любящих родителей и – что немаловажно – духовных наставников их жизнь изменилась.

У Инны, например, тяжелейшая форма ДЦП. Из интерната её забрали лежачей. Но благодаря физиотерапии, массажу, занятиям, вниманию близких девушка научилась рисовать и даже петь, что особенно сложно ей давалось из-за отсутствия контроля над собственным дыханием. Она дистанционно учится в школе, самостоятельно выполняет домашние задания на компьютере и верит, что когда-нибудь сможет ходить.

А маленького Назара из интерната забрали с тяжелейшим заболеванием – "синдромом бабочки". У таких больных очень нежная кожа – как крылья бабочки. И малейшее повреждение, даже прикосновение могут вызвать её отслоение. У него почти не было шансов на усыновление: помимо редкой болезни потенциальных опекунов отталкивало то, что ребёнок был из семьи мигрантов: до крещения его звали Насреддин. Но в "Умилении" его выходили: теперь мальчик уже самостоятельно стоит на ногах.

"Обычно приёмные семьи – кто это? Родители, у которых нет своих детей, и они хотят малыша, чтобы семья была полноценной, – говорит отец Феодосий. – У нас было по-другому – мы хотели именно помочь этим детям. Это не то что подвиг был какой-то – взять крест и нести его, страдая от боли, – а это жизнь такая. Когда хочешь этого сам, и нет иллюзий, что ребёнок будет радовать тебя хорошим поведением. Всё бывает – и воруют, и матом ругаются, чего только нет. Но если ты заходишь в горящий дом, чтобы кого-то вытащить, ты не должен удивляться тому, что огонь этот может тебя опалить. Не хочешь – не заходи, это твоя свободная воля. Так же и здесь – правильное представление о том, что ты делаешь".

В Рунете часто можно прочитать истории про священников, которых обвиняют в педофилии, про "попов-олигархов", "попов-пьяниц" и тому подобное. Как правило, истории эти очень мутные, противоречивые и недоказанные, однако громкие заголовки и аура "скандальности" делают своё дело: в обществе – особенно в среде молодёжи – формируется мнение, что это и есть лицо Православной Церкви.

"Хватит строить храмы, лучше людям помогайте!" – громче всех кричат те, кто сами помогать никому не спешат, но своё веское мнение всё равно имеют.

Но, как показывает практика, как раз там, где строятся храмы и возносятся молитвы, чаще всего и совершаются по-настоящему нужные и добрые дела.

Источник

Помочь детям 👉🏻