Меню

Дом, где не разбиваются сердца. Репортаж Российской газеты о центре "Умиление"

В России завершается Год волонтерства, наш корреспондент побывал в Санкт-Петербурге, где активное волонтерство церковных людей привело к созданию уникальных центров работы с ментальными инвалидами - детьми и взрослыми.

Любовь как лекарство

В 8 лет Аня знала пять слов. Мама, папа, ку (кушать), па (спать) и одно - короткое - матерное, которое вставляла в каждую речь.

По сути, она была почти Маугли. И обвинять некого - выросла в интернате для детей с ментальными особенностями.

Директор этого интерната как-то сказала молодым волонтерам из Санкт-Петербургской духовной академии: государство и церковь, конечно, много делают для того, чтобы дети-сироты нашли семью, но посмотрите на девочку, которую никто никогда не удочерит. И позвала Аню.

Лексический запас в пять слов - это еще были цветочки. Ягодки заключались в невероятной Аниной агрессивности. Она дралась. Брала со стола тарелку и швыряла в того, кто рядом. Уничтожила три люстры.

Когда волонтеры Феодосий и Константин принесли ее в церковь, то один держал за руки, другой за ноги, а Аня оглашала храм всем, чем не подобает его оглашать.

Приемная дочь о. Феодосия Аня Яковлева. Фото: Елена Яковлева / РГ

85-летнего о. Иоанна (Миронова), знавшего самого святого Серафима Вырицкого, дернула за бороду так, что у того выступили слезы - от боли. А он сказал о ней Феодосию: "Самая хорошая девочка будет". Феодосий не поверил.

Анино поведение тогда закончилось психиатрической больницей. Отец Иоанн, выйдя в храме благословить детей и не увидев Аню, спросил: "А где моя профессорша?" И услышав, что в психиатрической больнице, стал строгим, каким его не видели: заберите!

А как забрать, когда она даже приезжающим в гости с яблочным соком и бананами плюет в лицо - причем каждому.

Благословение ли старца, "красоты" ли Аниного поведения сказались, но им отдали ее досрочно. "Документы еще не готовы, но можете забирать".

Она еще долго разговаривала отдельными словами. "Аня, помолись, чтобы нам дали воду", - говорил о. Феодосий. "Аминь, буль-буль" - отвечала Аня.

И вот спустя 8 лет она сидит передо мной на диване в прекрасной гостиной и рассказывает про свою жизнь. Предложениями - полными, законченными, умными. Есть особенности в фонетике, но все можно понять. И улыбается - озаряюще и счастливо.

- Что ты любишь делать больше всего?

- Посуду мыть!

- А в школе что любишь?

- Математику, - и, заметив недоверие в моих глазах: - Стану взрослой, приду в магазин и не смогу сосчитать деньги - без математики.

В начале года Аня разговаривала с президентом. Родители знали, что на Рождество он приедет в один из петербургских храмов, и пришли с ней туда. Президент, проходя по храму, протянул Ане руку. Вдохновленные родные ринулись к охране: можно ей поговорить с ним? Нет, сказали люди, отвечающие за организацию. Ну почему нет, ответил один человек из окружения президента.

- Я Аня Яковлева, - сказала Аня президенту. И, видимо, пытаясь объяснить его рукопожатие, добавила: - Вы меня знаете?

- Ну теперь знаю, - ответил президент.

Подробности разговора остались между ними, но Аня после этого посерьезнела - прошла пора заниматься пустяками - и принялась писать икону. Жившего тут неподалеку - по времени и расстоянию - святого Серафима Вырицкого. Словно в доказательство своего права на это, без единой музыкальной ошибки поет "Христос воскресе" - на греческом (!).

Хорошо на лоне матушки-природы - описывает Володя рыбалку, на которой никогда не был

Анина приемная семья - часть церковного проекта "Детская миссия", и, судя по истории Ани, эта миссия выполнима.

У Ани 8 приемных братьев и сестер, многие из них с инвалидностью и с ментальными особенностями. У ворот нас встретил радостный Денис, в футбол гонял Андрей (сегодня ночью ему приснилось, что он играет за любимую "Барселону"). На улице за столом под красными листьями беседки сидела красавица Яна и читала с волонтером-репетитором по Брайлю: "Корни дерева служат ему две службы". В центре всеобщего внимания регулярно появлялся Яша ("Он у нас самый нахальный, но всеми любимый").

- У меня "легкие" приемные дети, - говорит друг о. Феодосия Амбарцумова о. Константин Стрекаловский, усыновивший троих, - все окончили общеобразовательную школу. А у о. Феодосия-то все "болященькие".

- Почему, - останавливаю его на крыльце, - вы берете таких?

- Жалко, - отвечает, и взгляд его говорит больше, чем слова. - Понимаешь, что встреча с тобой - для ребенка шанс. Может быть, единственный.

У семьи о. Феодосия в Вырице прекрасный двухэтажный дом - терем. Его построил Андрей Гришин, когда-то коммерческий директор одной из птицефабрик возле Санкт-Петербурга, сейчас помощник одного из депутатов - для себя. Но отдал о. Феодосию для семьи с 5 приемными детьми-инвалидами.

Дом, который Андрей Гришин строил себе, но подарил священнику Феодосию Амбарцумову, руководителю центра "Умиление", взявшему вместе с женой Надеждой в свою семью девять приемных детей с инвалидностью. Фото: Елена Яковлева / РГ

Просто потому, что в "Детской миссии", в которую он попал 10 лет назад, ему было "тепло". Пока в Вырице разворачивался этот церковный проект приемных семей для 17 детей, из которых 15 - инвалиды, он сюда все время приезжал и помогал. А потом увидел девочку в детдоме… И (как тебя останавливает и не отпускает чей-то взгляд и образ - тайна) удочерил ее. Спустя какое-то время к нему подошла волонтер Ксения и сказала, что хочет быть его Вике матерью.

Так у него появилась сначала дочь, а потом жена. Теперь у них с Ксенией уже двое своих детей. Один из них по имени Мирон вьюном вился в гостиной средь многочисленных детей о. Феодосия, а Андрей говорил мне, что с приемной дочерью ему часто легче, чем со своими, и она благодарнее.

Святой Серафим Вырицкий, именем которого назван центр усыновления детей "Умиление", был очень богатым человеком - с 90 000 доходом (сейчас это миллионерский уровень). Деловые поездки в Париж, Варшаву, Вену, у жены первый приз в конкурсе красоты среди жен предпринимателей. Но при этом был очень верующим, духовно "окормлялся" у святого человека и… В 1920-м, оставив все богатство и мир, постригся в монастырь, и красавица-жена - тоже.

Отец Феодосий. Фото: Елена Яковлева / РГ

Неподалеку от дома о. Феодосия "Детская миссия" строит прекрасный дом в столь же теремном стиле - для нескольких семей с детьми-инвалидами. Дом почти готов (скоро подключат газ), квартиры - завидное загляденье.

- Родители в семье с детьми-инвалидами - это своего рода герои, - считает о. Феодосий. - Поэтому для них проектировали и строят очень хорошее жилье, со специальными приспособлениями для колясочников и т.п.

А чуть подальше, на месте спортивной площадки, должен появиться реабилитационный центр для семей с инвалидами. Врачи, массажисты будут поддерживать детей-инвалидов, а психологи освобождать их родных родителей от горького следа их святой любви - "мании" своего ребенка, "зависимости" от него.

Позиция о. Феодосия: дети-инвалиды, как и все дети на свете, вырастая, должны покидать родительский дом. И жить самостоятельно. Иначе родитель (как правило, это одинокая мама, отцы нечасто выдерживают такой сценарий судьбы) эмоционально выгорает, посвящая ему всю жизнь, а когда уходит, ребенок остается беспомощным и попадает в печально известные психоневрологические интернаты… Человек с ментальной инвалидностью и самостоятельная жизнь? - это кажется невероятным.