Меню

Поздравили с Днем Победы

С праздником Победы поздравили отца Иоанна Миронова, духовника Детской миссии, подопечные "Умиления". Вместе с опекунами они побывали в храме "Неупиваемая чаша", причастились. Отец Иоанн благословил каждого, одарил просфорками.

Военные воспоминания отца Иоанна. Подготовлены по интернет-материалам 

Отец Иоанн Миронов родился в крестьянской семье в селе Шабаны Псковской области 25 ноября 1926 года. Его детство пришлось на период репрессий и голода. В годы установления советской власти семью отправили на принудительные работы в связи с отказом вступать в колхоз и за истовую православную веру. Ссылка была назначена на торфоразработки Синявинских болот.  Здесь и застала Мироновых война. 

– Немцы пришли 6 сентября 1941 года. Мы тогда жили в селе Медное Синявинского района Ленинградской области, куда нас переселили во время коллективизации. Долгое время мы не решались вернуться на Псковщину. У нас уже было жилье, какое-никакое хозяйство. Ждали, когда наши придут и освободят нас. Однако наступление наших войск сорвалось. Когда жить в прифронтовой полосе стало совсем невмоготу, решили отправляться назад, на Псковщину. Путь был тяжелым, от голода едва шли. Хранил нас Господь. Во время одной из бомбежек беженцы подняли иконы и стали молиться – так, как никогда.

Шли целый месяц – голодные, холодные. Едва добрались до родины. Там до поры до времени жилось хорошо. Партизан вокруг нашего села не было, поэтому и немецких карателей тоже. Господь нас миловал: ни расстрелов, ни виселиц я не видал, хотя и слышал об этом. Однако когда в 1944-м наши начали наступать, немцы стали угонять народ в Германию. Забрали и моих родных, поместили в лагерь. А мне удалось бежать и перейти линию фронта.

«На медкомиссии майор спрашивает: "Как ты чувствуешь себя?" - "Здоров, слава Богу". - "И ни на что не жалуешься?" - "Да зрение только плохое". Он сунул палец к глазу призывника: "Видишь?" - "Вижу". - "Ну и немца увидишь. Иди в бой", - вспоминает батюшка. Молодых солдат немного подучили и отправили через Тарту и Печоры к Риге.

- Направили в артиллерию. К счастью, не в противотанковую, не на «сорокапятки», как мы их звали: «Прощай, Родина», а в гаубичную. Но и там нелегко приходилось. Часто и недоедали, и недосыпали мы. Во время переходов даже спал на ходу, но на станину орудия не садился: заснешь – свалишься, так тебя и задавит. Работать доводилось много. Всякий раз при стоянке требовалось вырыть окоп полного профиля для 152-миллиметровой гаубицы да еще замаскировать ее. А только сделаешь – команда: «Идем дальше». Всякое бывало, попадали под немецкие обстрелы и бомбежки. А когда наши «Катюши» сзади нас стреляли, приходилось рот открывать, чтобы перепонки не лопнули. Но с Богом мне ничего не было страшно, крест я носил всегда. Мой командир знал об этом и говорил: «С Миронова крест и не пробуйте снять. Не даст. Я его знаю».

Воевал я в Прибалтике, освобождали мы Тукумс и Лиепаю, блокировали Курляндскую группировку. Довоевал я до Победы, радость была великая. Но демобилизовался я только в 1947 году.

За заслуги в боях с захватчиками Иван Миронов был награжден Орденом Отечественной войны II степени, а в конце войны получил медаль «За победу над Германией». 

- Наград у меня много: и церковных, и за войну. Но я не ношу их никогда. Считаю, что награда должна быть от Господа, а все это – видимость человеческая, чтобы украсить нас. А украшаться надо смирением и терпением.